Вы здесь

Большинство беженцев из Северной Кореи принимают протестантизм

— Количество просмотров: 3685

Оказавшись в Южной Корее, большая часть беженцев из КНДР принимает христианство и вступает в протестантские общины. Южнокорейский антрополог Чжун Чжин Хен утверждает, что важнейшую роль в этом обращении играют христианские проводники, помогающие нелегально пересечь границу.

По данным правительства Южной Кореи, со времени страшного голода, поразившего КНДР в 1995-1996 гг., с севера полуострова на юг удалось бежать – через территорию Китая – примерно 30 000 корейцев. Значительное число этих нелегальных беженцев воспользовалось услугами сети христианских проводников – иногда католиков, но чаще всего – протестантов. Добравшись до Южной Кореи, большинство беженцев принимало протестантизм.

Чжун Чжин Хен, научный сотрудник института Макса Планка в немецком Геттингене, опросил большое количество северокорейских беженцев, поселившихся в Республике Корея. Опросы показали, что в середине 2000-х годов трое из четырех беженцев заявили о себе как о христианах, подавляющее большинство которых оказались протестантами. Исследование также показало, что жители КНДР, бежавшие в Южную Корею, до сих пор зависят от материальной помощи, которую оказывают им христианские церкви и общины.

Массовое обращения северных корейцев в протестантизм началось двадцать лет назад, когда голод истребил полмиллиона жителей КНДР. Для многих беженцев, оказавшихся на территории Китайской Народной Республики, первым словом, которое они выучили по-китайски, было «цзяохуи» - «церковь».

Многих беженцев привлекли ярко подсвеченные кресты на многочисленных церквах, расположенных в Яньбянь-Корейском автономном округе КНР, население которого составляют, в основном, этнические корейцы. Пересечь границу здесь относительно просто: КНДР и КНР разделяет только неглубокая река Тумэнь.

В поисках еды и одежды многие беженцы постучались в двери церквей. Здесь их накормили и одели, но обязали каждый день посещать библейские занятия. Некоторых из них попросили вернуться в КНДР, чтобы вести там христианскую миссию. Это было рискованное задание: те, кто попался в руки властей, были брошены в лагеря строгого режима, откуда многие до сих пор не вышли. По имеющейся информации, некоторые миссионеры были казнены.

Среди тех, кто не решился возвращаться в КНДР, часть осталась в Китае – в основном в столице Яньбяня городе Яньцзи. Кто-то направился в другие крупные города КНР, в Монголию или в Юго-Восточную Азию, где попросили политического убежища в посольствах Южной Кореи.

С годами доля северных корейцев, принявших протестантизм, несколько снизилась. Если в 90-е годы она достигала 85%, то в 2000-е – 75%. По мнению исследователя, процесс сокращения этой доли продолжается.

С одной стороны это объясняется ужесточением контроля над миссионерской деятельностью со стороны китайских властей. Помимо этого, существенно расширилась сеть проводников, помогающих беженцам добраться до Южной Кореи. Если в 90-е годы это были практически исключительно христиане, то сегодня до южной части полуострова можно добраться и без помощи миссионеров. Наконец, многие эмигранты стали прикладывать усилия к воссоединению со своими родственниками. Для этого они прибегали к помощи проводников, которые действовали уже не из миссионерских или гуманитарных побуждений, а из расчета получить денежное вознаграждение.

Несмотря на все эти факторы, миссионерская сеть – в основном состоящая из протестантов – по-прежнему активно действует на территории Китая.

Жизнь беженцев в Южной Корее подчиняется одной и той же схеме: сначала южнокорейские спецслужбы проверяют, не являются ли вновь прибывшие северокорейскими шпионами. Затем их отправляют в центр Ханавон, где они получают навыки жизни в Южной Корее. В этом центре они могут посещать и религиозные службы – протестантские, католические и буддийские.

Опросы показывают, что воспитанники центра Ханавон чаще всего предпочитают протестантов – по той простой причине, что еда и подарки, которые дают после воскресной службы, – более щедрые, чем в других религиозных общинах. Известно также, что протестанты тратят не только больше денег, но и больше времени на работу с вновь прибывшими эмигрантами.

После трех месяцев адаптации в центре Ханавон беженцы получают документы, сумму денег и социальное жилье. С этого времени им предстоит найти свое место в южнокорейском обществе с его высокой конкуренцией. И здесь снова на помощь приходят протестантские церкви. Пасторы и миряне занимаются их окормлением. Они получают денежную компенсацию за посещение богослужений и групп изучения Библии. Им пытаются помочь в поисках работы.

Что касается Католической Церкви, то большинство эмигрантов из Северной Кореи говорят, что с католиками общаться легче, потому что они не применяют столь агрессивные формы прозелитизма, как протестанты. Несмотря на это, новых жителей Южной Кореи, вступающих в католические общины, намного меньше, чем тех, кто становится протестантами.

Оцените эту новость: 
Средняя: 5 (5 оценок)
По материалам: 

Другие новости категории

Последние публикации в изображениях