Освобожденный из тюрьмы пастор переживает кризис в семейной жизни

Фото с religionnews.com — Количество просмотров: 2128
Фото с religionnews.com

Пастор Саид Абедини признается, что сейчас ему еще тяжелее, чем когда он был заложником в иранской тюрьме. Почему? Из-за слишком пристального внимания СМИ к проблемам его семейной жизни и «ложных обвинений» в его адрес.

«Могу сказать, что после освобождения жизнь моя стала еще тяжелее из-за масс-медиа и всех этих ложных обвинений, – сказал Абедини в интервью на местной новостной телестанции KIVI-TV ABC 6.

Когда его попросили прокомментировать кое-какие слова, которые его жена Нагхме говорила о нем, Абедини ответил так: «Что людям сейчас нужно знать, так это то, что все, в чем меня обвиняют СМИ, – ложь от первого до последнего слова».

Нагхме, у которой есть двое детей от пастора Абедини, и которая живет сейчас у родителей в Бойсе (штат Айдахо), подала на своего мужа в суд в январе вскоре после его освобождения и возвращения в США. Нагхме утверждала, что в ее браке есть «очень серьезная проблема», которая приносит ей большие страдания (abuse), и что их брак может спасти только Бог.

«Я глубоко сожалею, что скрывала от общественности эту серьезную проблему, с которой жила большую часть своей семейной жизни – и прошу за это прощения. Я искренне надеялась, что те ужасные обстоятельства, через которые Саиду пришлось пройти, принесут в его жизни глубокие духовные изменения и исцеление нашему браку», – признавалась Нагхме на своей страничке в Фейсбуке в прошлом году.

«К большому несчастью, произошло все как раз наоборот, – сокрушалась далее Нагхме. – Три месяца назад он потребовал, чтобы я сделала некоторые вещи для поднятия его авторитета в глазах общественности, но я просто не могла этого больше делать. Тогда он стал угрожать мне, что в противном случае все может закончится разводом, что, в свою очередь, принесет много боли нашим детям».

Как известно, пастор Абедини оказался в иранской тюрьме за свою христианскую веру. Его пребывание за решеткой Нагхме назвала «чрезвычайно суровым, несправедливым испытанием». Она по всему миру собирала петиции для освобождения мужа, но в ноябре прошлого года временно прекратила эту защитническую деятельность из-за того, что «проблема» не решалась.

«Это очень серьезные вещи, – писала Нагхме, – и я не могу больше лгать. Поэтому я решила сделать перерыв, отдохнуть от всего и искать Господа, чтобы знать, как мне жить дальше».

Хотя генеральный прокурор Дейв Лерой отметил, что подобные судебные дела часто завершаются разводом, Нагхме, по ее словам, желает примирения. Следует отметить, что сам Абедини отрицает тот факт, что его жена подавала на него в суд, и не желает развивать эту тему.

«Я желаю примирения – но только строго на основании Божьего Слова, – писала Нагхме. – Я хочу, чтобы нам помогли консультанты – и в первую очередь в вопросе той проблемы, которая ранит мое сердце. Затем, я хочу, чтобы произошли настоящие изменения в жизни Саида, чтобы можно было двигаться по пути исцеления нашего брака».

«Это очень сложная ситуация, когда ты должен временно установить границы. Я приняла юридические меры ради гарантии, что мои дети будут со мною здесь, в Айдахо».

«Я люблю своего мужа, но, вы должны понимать, бывают ситуации, когда одна любовь не может остановить болезнь, прогрессирующую как рак. Мы больше не можем идти тем путем, которым шли раньше. Надеюсь и молюсь, что наш брак будет восстановлен». Я верю в Бога, Который спас Саида из самой страшной тюрьмы, и молюсь, чтобы теперь Он принес ему духовную свободу».

Абедини утверждает, что они оба до сих пор работают над сохранением своего брака, и даже признался, что многие пасторы помогают им в качестве консультантов.

«Однако события развиваются не так хорошо, как я надеялся, – жалуется Абедини. – Все намного сложнее, чем я думал. За шесть месяцев моя жизнь стала гораздо тяжелее, но я верю, что Господь все контролирует. Если Он смог помочь мне в самом ужасном месте мира – в иранской тюрьме Раджаей-Шар, – то верю, что Он поможет мне выйти и из этой сложной ситуации».

В другом своем заявлении в конце января Абедини сказал, что Нагхме остается для него «героиней», которой пришлось через многое пройти в ее постоянных ходатайствах о его освобождении. Он уверял, что «всегда будет любить ее за ее жертвенность».

Одним из известнейших христианских лидеров, который помогал Саиду и Нагхме, является преподобный Франклин Грэм – главный исполнительный директор Евангельской Ассоциации Билли Грэма.

Грэм, который также участвовал в компании по освобождению пастора Абедини, сказал в январе, что кроме Бога «и самих Абедини и Нагхме, никто не знает подробностей того, что действительно произошло между ними».

«Как служитель Евангелия, я пытался быть другом для каждого из них. Я делал все возможное, чтобы Саид оказался дома, и всегда старался быть доступным для них, чтобы оказать любую помощь, если нужно. Очевидно, что они сейчас очень нуждаются в наших молитвах о восстановлении их отношений, об их семье», – добавил евангелист.

«Бог ответил на нашу молитву – и освободил Саида из тюрьмы. Поэтому сейчас сатане не остается ничего иного, как попытаться разрушить их брак. И моя молитва – чтобы этого не случилось».

Оцените эту новость: 
Средняя: 5 (4 оценок)
Новостные теги: 
По материалам: 

Другие новости категории

Последние публикации в изображениях